Паскаль Равессуд - о том как новички часового рынка могут попасть в персональный фонд

Автор: acapor

Вполне вероятно, что у Фонда высокого часового искусства в скором времени появятся новые партнеры. Об этом нам сообщил руководитель по развитию Паскаль Равессуд (Pascal Ravessoud). На его запястье поблескивал хронометр MCT, он как будто намекал на то, что может Manufacture Contemporaine du Temps станет одним из новых партнеров.


Как может новая часовая компания попасть в ваш Фонд? Кот принимает решения по этим вопросам?

У нас есть управляющий комитет, в который вошли независимые эксперты из разных стран мира. Среди них есть предприниматели, журналисты, коллекционеры. Если предприятие желает стать брендом высокого часового искусства, то проводится тщательный ее аудит. Мы рассматривает структуру бренда, проверяем изделия на соответствия с нашими требованиями. Мы рассматриваем не только производство и качество, но также проводим оценку послепродажного сервиса, смотрим на дистрибуционную сеть. Специальная комиссия подготавливает отчет по предприятию, после чего происходит его изучение членами Управляющего комитета. И только потом идет голосование по поводу того, будет ли новый бренд входить в наш фон или нет.

Связаны ли понятие высокого искусства и мануфактуры для Фонда?

Если бы мы руководствовались только этим критерием, то мы бы не сопоставили такие бренды, как Vacheron Constantin и Richard Mille, Cartier и Manufacture Contemporaine du Temps, MB&F и Patek Philippe. Каждая их этих компаний является представителем сегмента haute horlogerie. Есть то, что объединяет все эти бренды - высокая компетентность, производственные возможности. Предприятие не обязано выпускать все необходимые детали для своих изделий. Однако заказы должны быть лишь у поставщиков, имеющих высокую репутацию. Кроме того, должно быть соответствие по ряду других требований. В этом случае Фонд будет рассматривать работы такой компании, как заслуживающей звания произведений высокого часового искусства.


Такие компании, как MB&F, MСТ не являются партнерами Фонда. Но они входят в список perimeter brands. Эти компании, а также другие планируют ли стать официальными партнерами Фонда?

Многие бренды собираются сделать этот шаг. Но у меня не прав подробно говорить о них. Сказать могу лишь то, что мы ищем варианты для сотрудничества с небольшими компаниями. Буквально сейчас идет разработка моделей, которые включатся или примут ограниченное участие в деятельность Фонда.


Кто из партнеров принимает участие в деятельности Фонда? На что тратятся средства, выделяемые для поддержки Фонда?

Если рассказывать о каждом партнере отдельно, то это займет слишком много времени. Хотя, приведу пример. Бренд Jaeger LeCoultre, например, выделяет средства на поддержание работы нашего сайта. Более того, много средств было потрачено на производство и разработку Watch@Tablet (планшета).


Один такой планшет стоит примерно 6 010 долларов. Например, компания Apple продает один из своих iPad всего за 610 долларов. Может у Вас есть в планах переход на iPad?

Наш планшет разрабатывался еще до появления iPad. Но мы принимаем во внимание популярность гаджета от Apple. Когда все говорят об этом гаджете сложно быть в сторонке. Мы стремимся ничего не упустить, разрабатываем разнообразные программы для этой платформы. Те, кто увлекается искусством и владеет 

iPhone с удовольствием пользуются нашими программами. Однако есть проблема, связанная с переходом на iPad. Дело в том, что наше устройство и это устроены по-разному. Те программы, которые были нами разработаны, мы применяем в своей деятельности. Однако они не всегда совместимы с iPad. Чтобы переход стал возможным нужно все создавать заново.


Кстати, о новых технологиях. А как Вы относитесь к тому, что в интернете торгуют часами? Некоторые бренды продают таким образом свои часы, например, Bell&Ross. Есть ли перспективы у этого направления?

Этот канал продаж может быть весьма удобным. Ведь не все люди находятся там, где есть хорошие бутики часов или просто не представлена та или иная марка. Такой подход особенно нравится молодежи. Но мое мнение, лучше всего через интернет будут продаваться не самого высшего уровня. Не думаю, что много найдется желающих купить часы за 20 тыс. долларов через интернет. Это, с одной стороны, небезопасно. С другой, подобное приобретение можно сравнить с эмоциональным приключением, которое особенно чувствуется в реальном бутике. Можно сначала посетить простого продавца, примерить понравившуюся модель и только потом заказать ее в интернете. Однако такой подход не выгоден часовым брендам. Поэтому о перспективах подумайте сами.


Через сеть часто можно купить подделку. Ваш Фонд даже запустил сайт, который дает людям информацию о неправильности таких приобретений. Как вы противостоите этому?

В ноябре 2009 г. мы начали обширную компанию в средствах масс-медиа. ЕЕ дизайн был разработан фотографом О. Тоскани, который делал скандальные снимки для United Colors of Benetton. Президент нашего Фонда Франко Колоньи полагает, что благодаря этому фотографу мы сможем привлечь внимание к проблеме, связанной с подделками.


Разве В Европе легко приобрести подделку?

Недавно я отдыхал в Испании. По пляжу ходили люди, предлагающие поддельные Panerai. Ради интереса я познакомился с их товаром. Часы очень напоминали оригинал, но выглядели недорого. Я бы не купил их, так как для меня важно приобрести предмет искусства, а не копию.


Немного о России. Фонд планирует тренинги для продавцов часов. А для мастеров этой страны будут какие-либо курсы?

Возможно, но не сейчас. Мы недавно говорили об этом, да и, собственно говоря, возвращались к этому вопросу уже не раз. Я понимаю, что он важен для вас, так как проблема ремонта часов и их обслуживания важна. Слышал, что жители РФ не всегда могут отнести в ремонт свои часы, так как их нужно отправлять в Швейцарию. Но по законам России, когда часы вывозят на ремонт из страны, а затем привозят назад, то ввоз осуществляется по тем же правилам, что и новые модели. Это же просто сумасшествие. Поэтому такие компании как Richemont и Swatch Group хотят создать в России часовые школы. Но на это нужно много средств. Кроме того, важно чтобы часовые бренды здесь работали не только в качестве дистрибьютеров. Лишь в этом случае, для создания таких школ возникнет финансовое основание.