Жан-Марк Жако - отчет о посещении Московского филиала Parmigiani

Автор: acapor

Руководитель компании Parmigiani Fleurier Жан-Марк Жако (Jean-Marc Jacot) на днях побывал с визитом в Москве. Он решил проверить как обстоят дела в Ателье Пармиджиани. Это новый бутик часов, сделанный в новом формате. Он открылся в конце 2009 г. в здании, что расположено пересечении Большой Дмитровки и Столешникова переулка. Наши корреспонденты смогли взять интервью у того, кто смог превратить в жизнь этот проект.

Первый вопрос хочется задать о SIHH. В 2010 г. на этом мероприятии было представлено огромное количество классических, тонких изделий. По этой причине журналисты называли это явление трендом. Даже ваша компания произвела хронометр Tonda 1950, который не совсем характерен для нее. Почему появилась такая тенденция?

Раньше были популярны массивность, сложность, большие размеры в часах. Многие от этого уже устали, поэтому тенденция сменилась небольшими, тонкими, простыми моделями. Часовая сфера очень схожа с модой. Однако вопрос производства часов занимает не пару месяцев, а несколько лет. Ультратонкий механизм PF300 для Tonda 1950 начал разрабатываться 4 года назад. Производить часы - сложное занятие. Иногда мы заранее предполагаем смену потребительских предпочтений. Поэтому совершенно не случайно, что в 2010 г. некоторые из задуманных были осуществлены. Но, безусловно, если механика запускается на стороне, то можно и за 6 мес. выпустить часы, соответствующие тенденциям.

Каким будет ваш следующий механизм?

По планам у нас разработка не слишком сложного калибра, но и не самого тонкого. Он будет предназначен для относительно простого и элегантного изделия, чем то похожего на Tonda Hemisphere, но уже с двумя часовыми зонами. Для меня эти часы стали совершенством. В них есть все то, что я люблю и то, что мне необходимо.

А чего Вы ожидаете от часов?

Я люблю путешествовать, поэтому для маня важно, чтобы на часах отображалось время, где я нахожусь, и время, где я проживаю. Этот параметр хочется увидеть сразу, чтобы не тратить время на разбирания показаний. Tonda Hemisphere на отлично справляется с этими требованиями.


Кроме Tonda Hemisphere у Вас есть еще любимцы?

Когда я работаю, на мне надеты Hemisphere. Другие модели я ношу при других случаях. Мне очень нравится Pershing, хотя его функцию я не использую. Зато он выглядит превосходно и всегда просто интересно понажимать на кнопочки. Можно долго наблюдать за ходом стрелок, но как применить все эти функции я не знаю. А Вам известно, что сделать качественный хронограф ничуть не легче, чем произвести минутный репетир?

Правда? А так ли сложно производить баланс спирали? Слышал, что ее могут делать всего 3 фирмы во всем мире и ваша компания вошла в это число.

Если разобраться, то сделать его не сложно. НО здесь есть свои трудности: необходимо высокое качество. Качественную стрелку сложно произвести так же, как и спираль. С другими деталями все то же самое. Создать простой круглый корпус можно минут за 5. Но, например, взгляните на корпус наших часов в профиль. Его не так то просто подогнать под требования, которые должны быть у предмета роскоши. Для Bugatti Super Sport произвести корпус еще более сложно.


А Вы планируете в дальнейшем развивать линию Bugatti? Или нет таких мыслей?

Конечно, планируем. Уже разрабатывается модель 3 поколения. Буквально несколько недель назад я видел ее концепты. Мы не планируем закрывать Bugatti. Нам известно, как сделать простые двухстрелочники, но на этом мы не остановимся. Подобные работы, как Bugatti - одно из составляющих нашего успеха. Bugatti Type 370, Bugatti Super Sport – часы, которые стали для нас знаковыми, ведь узнают не только их, но и наш бренд в целом.

Неужели у вас были затруднения с узнаваемостью? Я даже представить себе такого не мог.

На данный момент в каждой серьезной коллекции обязательно будет Parmigiani. но лет 10 назад многих людей удивляло даже наше имя. Что поделать, если у Мишеля такая фамилия. На самом деле шутка возможна с любым брендом. Например, Vacheron Constantin – сыр Вашра. 


Интересно будет поиграть в подобные ассоциации с коллегами. Мы затронули другие бренды, давайте поговорим в этой же теме. Знаю, что Parmigiani выступает поставщиком для Corum и Richard Mille. Интересно было бы узнать об этом сотрудничестве.


Если говорить о наших главных заказчиках, то это Richard Mille, Corum и Hermes. Кроме них, есть Maitres Du Temps и пару других не слишком известных фирм. Для Corum мы выпускаем механизмы Golden Bridge. Hermes применяет наши автоматические калибры. А Richard Mille использует нашу автомеханику. Это примерно 80% от общего производства. Для них мы работаем над хронографом.


Но вы же так же применяете чужие механизмы?

Верно. Patek Philippe нам поставляет кварцевые. Они ставятся в женскую коллекцию. Наши женские модели - очень интересная история. Механизм в них ставится от Patek Philippe, ремешки производит Hermes, но в итоге получается Parmigiani. Мы никогда не держали это в секрете. К тому же, если часы открыть, то сразу станет понятно, что в них стоит. Да и на ремешках зачем ставить наш логотип. У нас же нет собственной крокодиловой фермы или кварцевого производства.


Может еще время не пришло?

Мы никогда не будет производить кварц. Это другие производственные объемы. Мы к этому не стремимся. Мне нравится то, что Patek Philippe делает для нас эксклюзивные механизмы.

Работа с такими компаниями не может вызывать комплексов. Это надежные и верные партнеры.

Мы и сами готовы помочь. Например, для A. Lange & Sohne мы делаем циферблаты, а для Harry Winston - корпуса. Единственное, это нигде не оглашается. Но думаю эти компании гордятся сотрудничеством с нами, ведь они одни из лучших во всем мире. И они, и мы сотрудничаем с другими компаниями не из-за слабости, а для подстраховки. Вот, представьте, где-то на производстве пожар, какие-то цеха полностью сгорели. Если компания рассчитывала только на свои силы, то такие последствия приведут к полной остановке работы. Если были связи с другими поставщиками, то ущерб будет не таким сильным. 


Вопрос о будущем. Недавно вы открыли в столице ателье Parmigiani. Есть ли дальнейшие планы? 

У нас еще открыты 3 ателье в Китае, 1 в Сингапуре. Но мы не стремимся сразу охватить весь мир. Мы выходим на главные рынки, в которых есть проблемы с логистикой. По этой причине наше первое ателье было открыть именно в Москве.


А почему необходимо ателье?

Оно дает несколько преимуществ. Заказчик у мастера может уточнить все интересующие моменты. Специалиста можно будет всегда найти в бутике. Мастер в этом ателье является важным звеном, ведь он сможет дать квалифицированный ответ. Есть проблема сотрудников бутиков - они не всегда владеют достаточной информацией. При продаже изделий это может привести к неблагоприятным результатам. Кроме того, в ателье можно получить немедленную сервисную поддержку. Отсутствует необходимость вывоза часов в Швейцарию для их ремонта.


А как Вы пришли к идее, что центральным человеком в бутике должен быть именно часовщик?

Мне эта идея пришла в голову 4 года назад. Я ее подсмотрел в ресторанном бизнесе. Тогда была мода на то, чтобы повар на глазах у публики творил свои блюда. Людям нравиться смотреть на то, как трудятся другие, особенно на создание того, что будет приобретено. В одном из магазинов джинсов Нью-Йорка я увидел как парень шьет изделия прямо в магазине на глазах у всех. Увиденное убедило меня во внедрении моей концепции. Когда я увидел процесс пошива, я сразу подумал, что только так должен выглядеть часовой бутик. Мою идею одобрил наш арт-руководитель Тьерри Конкуэ (Thierry Conquet) и поэтому она была реализована в столице.